MP3
04.11.2016 Пятничная проповедь(хутба)
3 Сафара 1438
Как принять Ислам

Литературный конкурс по произведениям татарского поэта Мусы Джалиля

О
19.03.2016
Литературный конкурс по произведениям татарского поэта Мусы Джалиля

28 февраля в Иркутске прошел V юбилейный фестиваль татарского искусства "Ангара таннары", на этом фестивале в номинации разговорный жанр прошел конкурс чтецов. Конкурсанты из разных городов Иркутской области читали стихи Мусы Джалиля и 15 человек стали лауреатами этого конкурса, в разных возрастных категориях.

Напмоним, что 15 февраля 2016 г. исолнилось 110 лет со дня рождения поэта, Героя Советского Союза, лауреата Ленинской премии Мусы Мустафовича Джалиля. Татарский интеллектуальный клуб Иркутской области проводит ежегодные мероприятия посвященные жизни и творчеству Мусы Джалиля.

15 февраля в школе №7 г. Иркутска был так же проведен литературный вечер и викторина и конкурс чтецов по произведениям Мусы Джалиля.

Организаторами мероприятий выступил Иркутский интеллектуальный клуб "Джалиль", Тенчикова Фагиля Хасанова.

Муса Джалиль

РАССТАВАНЬЕ
Как трудно, трудно расставаться, зная,
Что никогда не встретишь друга вновь.
А у тебя всего-то и богатства -
Одна лишь эта дружба да любовь!
Когда душа с душой настолько слиты,
Что раздели их - и они умрут,
Когда существование земное
В разлуке с другом - непосильный труд,-
Вдруг от тебя навек уносит друга
Судьбы неумолимая гроза.
В последний раз к губам прижались губы,
И жжет лицо последняя слеза...
Как много было у меня когда-то
Товарищей любимых и друзей!
Теперь я одинок... Но все их слезы
Не высыхают на щеке моей.
Какие бури ждут меня, - не знаю,
Пускай мне кожу высушат года,
Но едкий след слезы последней друга
На ней я буду чувствовать всегда.
Немало горя я узнал на свете,
Уже давно я выплакал глаза,
Но у меня б нашлась слеза для друга,-
Свидания счастливая слеза.
Не дни, не месяцы, а годы горя
Лежат горою на моей груди...
Судьба, так мало у тебя прошу я:
Меня ты счастьем встречи награди!
Октябрь 1942

АМИНЕ
Полно, умница моя, перестань. 
Пустяками чистых чувств не мути. 
Разве точат на попутчика нож? 
А ведь нам с тобой идти да идти!

Если предан я тебе всей душой,
Буду верен до последнего дня. 
Мне и горько и досадно, что ты 
Недоверчиво глядишь на меня.

Раз не знаю я вины за собой, 
Подсудимого обидна скамья. 
Обвинения твои - пустяки, 
Дорогой ты мой неправый судья!
1937

ПЕСНЯ ДЕВУШКИ

Милый мой, радость жизни моей, 
За Отчизну уходит в поход. 
Милый мой, солнце жизни моей, 
Сердце друга с собой унесет.

Я расстанусь с любимым моим, 
Нелегко провожать на войну. 
Пусть бои он пройдет невредим 
И в родную придет сторону.

Весть о том, что и жду, и люблю, 
Я джигиту пошлю своему. 
Весть о том, что я жду и люблю, 
Всех подарков дороже ему.
Июнь 1942

ЯУЛЫК
Аерылганда миңа йөрәк дустым
Бүләк итте ефәк яулыгын;
Мин ярама яптым ул яулыкны
Басар өчен агышын канымның.

Кан табыннан куе кызыл төстә
Яулык минем йөрәк турында,
Сөйли миңа аның җылы назы
һәм ялкынлы сөюе турында.

Мин чикмәдем, дускай, бер карыш та,
Батырларча алга атладым.
Яулык шаһит: сине һәм илемне
Йөрәк каным белән сакладым.

АВЫРУ СЫЗМАЛАР

Җиңәр, ахры, мине юләр үлем,
Мин суыктан, беттән, ачлыктан
Үләрмендер шулай, мич башында
Туңып үлгән төсле карчыклар.

Хыялландым ядрә давылында
Батырларча сугышып үләргә,
Юк, булмады, сукыр лампа төсле,
Калдым инде пыскып сүнәргә.

Юкка чыкты бик күп теләкләргә,
Күп эшләргә булган өмитләр,
Юкка яздым: «Көлеп үләрмен!»— дип,
Юк, үләсе килми, егетләр!

Күпмени соң әле эш кыйраттым,
Күпмени соң әле яшәдем?!
Хәзергедән бик күп файдалырак
Булыр төсле алда яшәвем.

Татымадым элек мин һичкайчан
Мондый көчле, мондый әрнешле
Йөрәктәге дәртне һәм нәфрәтне,
Мәхәббәтне, үчне, сагышны!

Әле сиздем кеше йөрәгенең
Шундый көчле яна алганын.
Аһ, үкенеч, ләкин бу ялкынны
Мин илемә бирә алмадым.

Үлеммени безгә үкенечле,
Халкың өчен булса үлемең?
Күтәрәлмим, дуслар, мин хурлыгын
Ачтан шулай егылып үлүнең.

Мин яшәргә телим бирер өчен
Илгә соңгы йөрәк тибешен.
Үлгәндә дә әйтә алсам иде,
Үлдем, диеп, туган ил өчен!

 

Чулочки

Их расстреляли на рассвете,
Когда вокруг белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.

Сперва велели всем раздеться,
Потом ко рву всем стать спиной,
Но вдруг раздался голос детский.
Наивный, тихий и живой:

«Чулочки тоже снять мне дядя?» -
Не упрекая, не грозя
Смотрели, словно в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.

«Чулочки тоже!»
Но смятением на миг эсэсовец объят.
Рука сама собой в мгновенье
Вдруг опускает автомат.

Он словно скован взглядом синим,
Проснулась в ужасе душа.
Нет! Он застрелить ее не может,
Но дал он очередь спеша.

Упала девочка в чулочках.
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат! Что если б дочка
Твоя вот так же здесь легла?

И это маленькое сердце
Пробито пулею твоей!
Ты – Человек, не просто немец!
Но ты ведь зверь среди людей!

… Шагал эсэсовец угрюмо
К заре, не поднимая глаз.
Впервые может эта дума
В мозгу отравленном зажглась.

И всюду взгляд светился синий,
И всюду слышалось опять
И не забудется поныне:
«Чулочки, дядя, тоже снять?»

(с) Муса Джалиль

Муса Джалиль

 

Садака, на развитие сайта:
Направление Киблы
Вверх